Морфологические, биохимические и функциональные изменения у людей пожилого и старческого возраста — PskovInfo.

Морфологические, биохимические и функциональные изменения у людей пожилого и старческого возраста

Морфологические, биохимические и функциональные изменения у людей пожилого и старческого возраста

Итоги обсуждения вопросов биологии старения на конгрессе свидетельствуют о том, что наиболее перспективным в развитии этого направления биологии является изучение молекулярно-генетических механизмов старения, выяснение роли изменений процессов регуляции и адаптации.

Советский ученый В. Н. Никитин считает, что с возрастом происходит существенное снижение скорости синтеза различных белковых фракций и белков (сильнее всего уменьшается синтез информационной РНК — рибонуклеиновой кислоты).

Наиболее вероятная гипотеза об основных механизмах старения, по мнению X. П. Фон Хана (Швейцария), заключается в том, что старение вызывается не одной причиной, а является суммарным эффектом многих. Поэтому, он полагает, что едва ли можно будет управлять процессом старения каким-либо одним простым средством.

Наиболее значительный вывод, к которому пришел на основании своих исследований Ричард Дж. Катлер (США), состоит в том, что изменения РНК зависят только от возраста. Разные животные одного и того же возраста имеют одинаковый состав РНК, и это сходство не уменьшается по мере старения животных. Изменения РНК происходят в течение всей жизни животных, а не только в глубокой старости. Согласно его гипотезе, генетически запрограммированные события сочетаются в течение всей жизни с процессами компенсации и защитными механизмами, служащими продлению жизни. О методах здорового питания, также способствующего продолжению жизни, читайте на http://dietwink.com/.

Старейший геронтолог Ф. Верцар (Швейцария) определяет «старость как уменьшение адаптационных возможностей всего организма к изменяющимся условиям жизни». Снижение адаптации ученый объясняет недостаточной регуляцией в старости гомеостаза (постоянного состава внутренней среды). Не все органы стареют с одинаковой скоростью. К первично стареющим клеткам. Ф. Верцар относит ганглиозные клетки центральной нервной системы и ядра скелетных мышц, а также белок соединительной ткани — коллаген.

В. В. Фролькис (СССР) выдвигает адаптационно-регуляторную теорию старения. Ученый считает, что старение — внутренне противоречивый процесс, в котором сочетается угасание, нарушение обмена и функций с развитием важных приспособительных механизмов. Эта теория рассматривает старение как результат первичных нарушений в регулировании генетического аппарата, последующих отрицательных сдвигов во всех звеньях обмена некоторых белков, а на основе этого возникновение существенных изменений функций клеток, связанных с биосинтезом белка.

Автору удалось выделить несколько синдромов развития старения человека. Однако, несмотря на существование этих синдромов, изменения в организме развиваются при старении не хаотично, а закономерно и последовательно во времени. Определение роли найденных изменений в процессе старения и исследование природы регулирующих систем — таковы, по мнению ученого, ближайшие задачи экспериментаторов.

Калеб Е. Финч (США) определяет исключительную роль мозга в регуляции темпа старения клетки. По его мнению, «водители ритма старения», локализованные в мозге, впоследствии влияют на другие клетки всего организма через эфферентные нервы. Они оказывают влияние и на секрецию гипофиза. О методах диагностики и лечения болезней мозга смотрите статьи на http://medicadverts.ru/category/brain-diseases/.

Очень распространено было ошибочное убеждение, что старость — это болезнь. Как очевидный анахронизм звучит в этом плане положение И. И. Мечникова о том, что «старость... есть болезнь, которую надо лечить как всякую другую». Такую же ошибку делает и Пархон (1959 г.), усматривающий в физиологической старости «своего рода патологическое состояние».

К положению о старости как о болезни сегодня следует относиться критически. Старость — такой же закономерный этап развития человека, как и любой другой период онтогенеза. Вот что по этому поводу говорит ученый геронтолог из Швейцарии Ф. Верцар: «Старость не болезнь. Это продолжение жизни, но со сниженной способностью к адаптации».